Впечатления и замечания о работе новой версии присылайте на notice@olimpiada.ru. Старая версия доступна по адресу info.olimpiada.ru
Cтатья

Владимир Сперантов: Мы сразу видим, кто филолог, а кто - нет

Наталья Иванова-Гладильщикова 25 января 2013
 Литература

Только что в Москве прошел региональный этап Всероссийской олимпиады школьников по литературе. О том, насколько велик в ней творческий элемент, и чем она отличается, скажем, от ЕГЭ по литературе, мы поговорили с заместителем председателя оргкомитета регионального этапа Всероссийской олимпиады школьников по литературе Владимиром Сперантовым.

- Какими качествами должны обладать участники (и потенциальные победители) олимпиады?|
- Мы ищем филологов; людей, которые нестандартно мыслят, и имеют филологическую направленность. То есть, школьников, умеющих прочитать текст и хорошо о нем написать. Для этого, прежде всего, необходимы аналитические способности и, конечно, знания из истории и теории литературы.

- Какие задания предлагаются участникам олимпиады, и какие качества нужны человеку, чтобы с ними справиться?
- Задания представляют собой анализ текста. Дается художественный текст, прозаический или стихотворный, в зависимости от варианта. И школьник в течение некоторого времени с ним работает. В сущности, он пишет небольшое исследование, литературоведческую статью о том, как устроен текст, с чем его можно сравнить, какие в нем художественные приемы, и как они помогают раскрытию писательской идеи. Здесь конечно, требуются аналитические навыки, достаточно существенная база знаний и умение хорошо и грамотно о тексте написать. Грамотность я имею в виду речевую и стилистическую (это тоже оценивается).

- Существуют ли какие-то жесткие требования к анализу текста (как это происходит на ЕГЭ), или на олимпиаде детям разрешена большая свобода?
- Школьник может выбрать любую форму. Мы читаем разные работы: кто-то идет от композиции, кто-то – от языка произведения… В отличие от ЕГЭ, тут нет четких шаблонов. Главное, чтобы мы видели, что человек мыслит, понимает, о чем речь, может об этом рассказать. Главное – чтобы школьник был способен увидеть то, чего простой читатель не заметит (такие вещи замечает лишь исследователь). Именно поэтому так сложна задача подготовки к олимпиаде.

- А кто готовит ребят? Это школьные учителя или существуют специальные «олимпиадные» курсы?
- По-разному. Их готовят и школьные учителя, и мы – в «Школе юного филолога» при МИОО; а еще есть очень сильная «Школа юного филолога» при МГУ. Но, пожалуй, мы единственные, кто целенаправленно готовит к олимпиадам (для детей это бесплатно). У нас работают преподаватели Кафедры филологического образования Московского института открытого образования. Мы приглашаем преподавателей из разных вузов, сильных учителей, которые успешно работают с детьми. Занятия проходят, как правило, два раза в неделю. Они не только по литературе, но и по русскому языку, по латыни… А когда определяется состав команды на Всероссийский этап, мы начинаем прицельно работать с ребятами на специальном семинаре. Почти каждый день.

- Как дети узнают о курсах в МИОО?
- Во-первых, через сайт. А во-вторых, мы передаем информацию через методистов, через наши рассылки.

- Насколько быстро вы угадываете: этот человек – филолог?
- Профессиональным глазом, это, как правило, видно сразу. Скажем, только что я читал работы детей, которых я не знаю, они у нас в школе не занимались. Но это явно работы призерские. Может быть, кто-то из них войдет и во Всероссийскую команду.

- Как я понимаю, во Всероссийскую сборную войдут победители регионального этапа?
- Да. Причем, очень небольшая их часть. Предположим, у нас лучшая работа – это 49 баллов из 50. А дальше, когда соберутся все результаты из регионов, Всероссийский Совет по олимпиадам проведет границу. И в команду попадут только те, у кого, например, от 48 баллов.

- Насколько велик субъективизм при оценке работ, или все-таки существуют четкие критерии оценки?
- Существуют критерии, разработанные центральной предметно-методической комиссией олимпиады (определенные нормы, что за что ставится). Конечно, есть некая доля субъективизма, но задания ведь проверяет не один человек. Это происходит дважды-трижды. Бывают и апелляции (в случае, когда человек получил пограничные баллы). Примерно четверть из них бывают удовлетворены.

- Вы, наверное, знаете, ученики каких школ обычно побеждают? А случаются ли неожиданности?
- Неожиданности бывают. Хотя, конечно, некий элемент предсказуемости тут есть. Побеждают дети из сильных школ, известных гимназий и лицеев Москвы. Иногда это выращенные нами ребята, которые оправдывают надежды.

- Насколько честной можно считать олимпиаду?
- Дело в том, что работы закодированны и эксперты не знают, чью они проверяют. Базу мы открываем лишь в последний день, чтобы увидеть, кто победитель, и кто – призер.

- А кем являются эксперты, проверяющие работы?
- Прежде всего, это - известные учителя литературы (в том числе те, у кого когда-то уже были победители). Во вторую очередь это – методисты, и преподаватели Педагогического университета, МИОО. Люди, имеющие ученые степени. Но им не всегда удается оценить работы объективно. Именно потому, что они меньше работают с детьми.

- Сколько было участников регионального этапа?
- В этом году их было чуть больше тысячи человек. А победителей и призеров будет где-то 150. Из них для Всероссийской олимпиады нужно выбрать человек 10-15. 

Беседовала Наталья Иванова-Гладильщикова

Комментариев пока нет. Выскажитесь первым