Впечатления и замечания о работе новой версии присылайте на notice@olimpiada.ru. Старая версия доступна по адресу info.olimpiada.ru
Cтатья

Виталий Арнольд: «Правила игры объявили после того, как игра закончилась»

Наталья Иванова-Гладильщикова 27 мая 2013
 Английский язык Астрономияи еще 24 предмета

Опубликован проект приказа Минобрнауки Росссии «Об утверждении уровней олимпиад школьников», включенных в Перечень олимпиад на 2012/13 учебный год. Идет общественное обсуждение проекта. Обозреватель «Olimpiada.ru» расспросил учителя школы №1543 и заместителя директора Московского центра непрерывного математического образования, а также зампреда оргкомитета Московской математической олимпиады и Олимпиады по информатике Виталия Арнольда о том, как он относится к этому списку; все ли в нем соответствует реальному положению дел. Но разговор получился гораздо шире. Он – о достоинствах и недостатках организации олимпиадного движения в стране.

Безымянный автор неизвестных критериев

- Все ли Вам нравится в новом списке уровней олимпиад?

Виталий Арнольд: Прежде ответа на ваш вопрос, хочу сказать о другом. Глубокое сомнение вызывает сама идея определять правила игры после того, как игра закончилась. Ведь проект закона касается олимпиад этого года, а в них дети уже поучаствовали. Сначала нужно сыграть матч, а уже потом объявить, был ли это полуфинал или финал Олимпиады.  

Вторая вещь такая: когда мы видим под окном 15 машин, мы можем их расставить в каком-то порядке. Но неплохо было бы знать, по какому параметру и с какой целью мы должны их расставлять. Если нам нужны машины скоростные, то порядок будет одним, а если грузоподъемные – то другим… Кто принимает решение о ранжировании олимпиад? Каковы его критерии? Все это не до конца ясно.

- А кто все-таки составляет эти списки?

В.А.: Сначала дается экспертная оценка Российского Совета олимпиад школьников (РСОШ). В комиссию по математике в начале ее работы (2008-й год) входили известные люди – например, академики Виктор Васильев и Юрий Матиясевич, директора московского и новосибирского СУНЦев, математики из региональных вузов. Но если бы только они ранжировали олимпиады! Над ними есть как минимум два органа: один – аппарат Российского Совета олимпиад школьников, а второй – Министерство образования.

Вот несколько примеров их вмешательства. Полтора года назад было Всероссийское совещание организаторов олимпиад, где сначала выступал человек из МОН РФ, а рядом сидел представитель РСОШ. Так вот он «авторитетно» изрёк: вы тут хвалите Кировскую область, а на самом деле этот регион олимпиад не проводит – мы в РСОШ совсем их не видим (это при том, что там работает знаменитый Игорь Рубанов, который делает это, едва ли не лучше всех в стране). Все рассмеялись. Человек ничего не понимает в деле, которым занимается. Такие вещи оттуда время от времени исходят.

Или выдвигаются разные странные инициативы. Скажем, «школьник имеет право участвовать в олимпиаде за 11-й класс только, если он выигрывал ее за 9-й или 10-й». Такое предложение исходило из тех же структур РСОШ. Им, естественно, указали… И этим все закончилось. Предложена вредная глупость, но кто-то же это придумал!

- И все-таки: известны ли критерии, по которым ранжируют олимипиады?

В.А. В том-то и дело, что нет. Во всяком случае, они не публикуются. В какой-то момент одним из критериев был довольно странный, чисто количественный: сколько регионов охватила та или иная олимпиада и сколько в ней было участников. По нему, например, Турнир Ломоносова должен считаться олимпиадой высшего уровня, потому что он - массовый. Слава Богу, этот критерий отменили, поэтому сейчас Турнир Ломоносова все-таки на первый уровень не выходит. ТурЛом по математике не может быть признан олимпиадой первого уровня, потому что люди, которые делают эти задания, работают с другой целью.

- С целью привлечения большего количества школьников к занятиям математикой?

В.А.: Ну, да, с целью заинтересовать, уловить тех детей, которых потом нужно учить. А не отобрать в ведущие вузы. Массовые олимпиады - это – широкое сито; в них много победителей и призеров.

Качающаяся лодка

- Что, на ваш взгляд, может служить критериями для ранжирования олимпиад?

В.А.: Критерием могла бы быть экспертная оценка уровня заданий. При публичном составе экспертов, это вполне принятая вещь. Критерием могла бы быть массовость олимпиад (но нужно задуматься, для чего это нужно). Это неминуемо приведет к рисованию процентов. Критерием могло бы быть требование того или иного вуза. Но считается, что вузовские олимпиады ушли в прошлое (на самом деле это и так и не так). Но нам неизвестно, что на самом деле сегодня является критерием для определения уровня олимпиады.

Вся эта система сейчас находится в состоянии качающейся лодки. С одной стороны, олимпиады - дело хорошее и полезное (детям дают содержательные задачи), а с другой – система заявок и отчетов стала очень громоздкой, формальной и во многом – бессмысленной. Например, в отчете за олимпиаду просят посчитать количество школьников из сельской местности. На каком-таком основании я буду спрашивать человека, из какой он местности? Кого мы назовем школьником из сельской местности – того, кто учится в сельской школе или того, кто живет практически в Москве, в совхозе «Московский»?

Еще пункты из отчетов: нужно указать число школьников, не имеющих гражданства РФ. Вопросы, бессмысленные со всех точек зрения.

Заветный пропуск или широкое сито?

- Вернемся к тому, зачем вообще нужно шкалирование олимпиад. По-моему, поскольку сегодня олимпиады – альтернативный ЕГЭ способ поступления в вуз, деление олимпиад на три уровня нужно для определения того, в какие вузы поступают призеры и победители этих олимпиад. То есть, олимпиады стали способом поступления.

В.А.: Нет! Олимпиады вовсе не превратились в средство попадания в вуз. В Турнире Ломоносова в этом году было примерно 20 тысяч участников, которые написали под сто тысяч работ. И совсем не все из них - одиннадцатиклассники. Или: Московскую математическую олимпиаду в этом году писало несколько сотен человек. В число победителей и призеров попало меньше сотни. Среди них есть люди, которые, из года в год выигрывают и Всероссийскую олимпиаду по математике. Очевидно, что по закону «Об образовании» они станут студентами профильного вуза. Так вот, они приходят на Московскую математическую вовсе не с целью поступить в вуз. Самые сильные и самые слабые участники олимпиад приходят не за тем, чтобы получить заветный « пропуск».

- Я, конечно же, имела в ввиду выпускников. Именно для них это средство поступления.

В.А. Трудно с этим не согласиться. Но, в то же время, участие в олимпиаде первого уровня – не самый простой способ поступления. С другой стороны, если человек на олимпиаде успешно решает очень сложную задачу, его, безусловно, надо рассматривать как интеллектуальный потенциал. За таких ребят идет борьба среди ведущих вузов.

Смысл деления олимпиад на уровни важен и для их организаторов. Если экспертный совет, где пять академиков, шесть докторов наук скажет, что олимпиада, проводимая в Томске или Омске (условно) имеет первый уровень, то организаторам этой олимпиады будет проще выбить на нее деньги из бюджета региона. Смысл – в поддержке энтузиастов, которые это делают перед лицом местных властей.

Три безусловные олимпиады

- А вы можете назвать абсолютно безусловные для вас математические олимпиады, которые, какой им уровень не дай, - хороши.

В.А.: Опять же хороши для какой цели?

- Допустим, для выявления одаренных, «топовых детей».

В.А. Известны три олимпиады, которые это делают. Это Московская математическая (она давно уже стала и всероссийской по охвату, и даже международной), которая проходит с 1935-го года. Вторая олимпиада, которая еще старше Московской – это Питерская математическая олимпиада. В перечне этого года ее перепутали с Олимпиадой Санкт-Петербургского университета, которая, как я думаю, не такая сильная. А третья олимпиада – «Турнир городов» Николая Константинова. Там очень хорошие задачки, и эта олимпиада действительно отбирает пару сотен человек со всего мира, способных заниматься математикой как наукой.

- Сколько таких «топовых» ребят, скажем, по математике?

В.А.: В параллели, в году – меньше сотни. Но при этом, ведь есть задача отбирать по математике и в технические вузы. Мы, например, проводим довольно массовую межвузовскую олимпиаду (больше 20 вузов). И это способ отобрать не этих, самых сильных ребят (которых меньше ста), а школьников следующего уровня, тех, кто обладает способностью мыслить в технике, интересуется этим. Есть и другие, хорошие олимпиады. И Турнир Ломоносова по математике – вполне приличный. Он тоже – для массовых целей. Существуют командные соревнования, вовсе не имеющие вступительного смысла, типа турнира «Кванта» или Математических регат. Еще есть командные соревнования Кубок Колмогорова и Южно-Уральский турнир.  

Беседовала Наталья Иванова-Гладильщикова

Еще по теме
   
Комментариев пока нет. Выскажитесь первым