Впечатления и замечания о работе новой версии присылайте на notice@olimpiada.ru. Старая версия доступна по адресу info.olimpiada.ru
Cтатья

Мы не меряем средний балл, мы меряем успехи

Как измерить качество образования? На что нацелены рейтинги школ, и отличаются ли британские рейтинги от российских? Об этом и не только говорили участники видеомоста Москва-Лондон, проходившего на этой неделе в агентстве РИА-Новости.
Наталья Иванова-Гладильщикова 14 ноября 2013
 Английский язык Астрономияи еще 24 предмета
Для чего нужны рейтинги

Регулярные рейтинги школ для Москвы – дело новое. Лишь с 2011 года в столице проводится ежегодный рейтинг школ, показавших высокие академические достижения. За основу берутся результаты ЕГЭ, ГИА, победы в предметных олимпиадах, данные независимых диагностик (учитывается, например, и наличие в учебном заведении дошкольной ступени). По итогам таких рейтингов возникает топ школ. Сначала их было 300, в прошлом  году уже 400. Возможно, это число увеличится: есть школы, которые за год на сто пунктов улучшили свои результаты.   

Число рейтингов будет множиться, и они будут все более разнообразными. Совсем недавно появился рейтинг московских школ, показавших высокие результаты в математическом образовании. Интересно, что среди них не только математические, но и гуманитарные, языковые школы. А еще, впервые в России был представлен топ-500 школ России, 89 из них - московские. Первое место и в столичном, и во всероссийском рейтинге занимает Лицей №1535.

Желание занять достойное место в рейтинге является мощным стимулом для развития и совершенствования. Ведь, помимо того, что в такие школы родители стремятся отдавать своих детей,  учебные заведения, признаваемые успешными, обретают большие (по сравнению с другими) академические свободы; больший вес приобретает мнение Управляющего Совета при назначении директора школы…  Но самое ценное заключается в том, что «верхушка» топовых школ получает грант мэра, который можно использовать и для улучшения материально-технической базы школы, и для премий учителям… В итоге получается, что рейтинг – это инструмент для того, чтобы двигаться в сторону повышения качества образования.

Англичане и мы

Интересно понять, чем отличаются рейтинги школ, которые существуют в Великобритании, от наших? Во-первых, тем, что они проводятся с 90-х годов и публикуются в национальных и региональных средствах массовой информации (российские рейтинги тоже публикуются в прессе). По словам эксперта Всемирного банка в области реформирования и оценки качества образования, профессора Педагогического колледжа, Дэвида Хокера, разница в том, что британские рейтинги концентрируются не только на академических достижениях (это и результаты экзаменов и текущие проверки), но и на оценке того, как качество образование влияет на детей из разных социальных групп. «Тогда мы можем наблюдать за школами, которые работают в бедных районах и отмечать их достижения», - сказал Дэвид Хокер.

Директор Центра педагогического мастерства Иван Ященко заметил, что в Москве пока сложно мерить стартовые (финансовые и экономические) условия разных школ: «У нас только сейчас развивается соответствующая база учета». Идеология московских рейтингов такая: «Мы не меряем средний балл (никаких средних показателей), мы меряем успехи. Таким образом, если есть школа в не очень благополучном районе, которая вкладывается в успехи ребят, если ребенок из такой школы выиграл Всероссийскую олимпиаду по математике, это уже сигнализирует о том, что в этой школе начался прогресс. И она достигает довольно больших успехов в рейтинге».

Ярким примером в этом смысле является школа №2007, которая создана с нуля в одном из самых южных районов Москвы, Южном Бутове. За счет того, что туда был назначен новый талантливый директор и вложены серьезные средства, в этом году на Всероссийской олимпиаде по математике эта школа дала команду, соизмеримую по мощи со многими российскими регионами.  По словам Ивана Ященко, в последние годы мы наблюдаем прогресс в окраинных районах Москвы. Это объясняется еще и тем, что программа Московского правительства в последние годы нацелена на то, что основную финансовую помощь получают школы массовые, а не элитные.  

В топе лучших московских школ – самые разные учебные заведения: есть большие школы, демонстрирующие хорошие результаты, а есть очень маленький Химический лицей, в котором всего 25 выпускников (зато все они – сильнейшие химики); есть большие школы в окраинных районах, в которых нет блестящих результатов на олимпиадах, зато огромное количество ребят достигают очень приличных результатов в процессе учебы и на итоговых экзаменах (и  эти школы, за счет баланса показателей, тоже попадают в первую двадцатку).  Каждая школа видит, что для попадания в число топовых, нужно уделять внимание и развитию таланта, и текущим занятиям, и итоговой аттестации. А еще школа может выбрать специально для себя приоритетное направление, которое соответствует ожиданиям родителей детей, которые в ней учатся.  

Позитивная конкуренция

Интересно понять, какое влияние участие в рейтингах оказывает на школу? По словам Дэвида Хокера, у них в результате возникает взаимодействие между школами. Сильные помогают слабым, и это вовсе не соревнование: «за последние годы слабые школы за счет сотрудничества стали лучше».

По мнению заместителя руководителя Департамента образования Москвы, Татьяны Васильевой, «система рейтингов поддерживает позитивную конкуренцию между учебными заведениями. Сейчас родители выбирают школу, исходя из места в рейтинге школ».

Иван Ященко заметил:  «ни одной школе мы не даем индульгенцию: у тебя плохой район, и поэтому ты не можешь быть успешной. Если у школы тяжелые условия, это сигнал, чтобы ей помочь. Рейтинг заставляет руководителей школ анализировать эффективность своей работы. «Если у тебя что-то не получается, то откройся: город тебе поможет. Если в окраинной школе нет специалиста, который может дотянуть ребенка, у которого появились способности, до уровня Всероссийской олимпиады, то есть система межшкольных выездных лагерей, выездных семинаров, дистанционной помощи». 

Иногда мигранты поступают в Оксфорд

Обозреватель «Оlimpiada.ru» поинтересовалась у британцев, как они решают проблему образования мигрантов. Это вопрос, который волнует и Россию, и Великобританию, и другие европейские страны.

Дэвид Хокер заметил, что детям мигрантов, безусловно, нужна поддержка. Когда они ее получают (при условии того, что они мотивированы на успех), то дают хорошие результаты. Проблемы с интеграцией могут быть. Но если дети интегрированные, они хорошо учатся.

Заместитель  директора по внешним связям City and Islington College Хелен Макклюр рассказала, что в ее колледже есть дети из разных социальных групп – от очень богатых до очень бедных. Есть и мигранты. «У нас нет проблем с интеграцией детей из разных социальных групп, - рассказала Хелен Макклюр. - Мы – международный колледж. Качество и разнообразие – это то, что мы ценим. Два моих ученика (они из семей мигрантов) с успехом поступили в Оксфорд и Кембридж.  Они мотивированы на то, чтобы был результат».

Рейтинги должны быть разными

А вообще, рейтинги должны быть разными. Так же, как разными бывают требования, которые люди предъявляют школе. Главное – степень удовлетворения школой потребностей семьи, города, страны. По каждой из этих потребностей возникает свой комплекс критериев. Кто-то хочет поступить в тот или иной вуз и получить комплексное образование, кто-то - развить творческие способности в каких-то областях  (и это – конкурсы и олимпиады). Сейчас в Москве вводится другой критерий оценки учебного заведения: насколько школа удовлетворила потребности в рабочих профессиях. Это тоже важно.   

Наталья Иванова-Гладильщикова

Комментариев пока нет. Выскажитесь первым