Впечатления и замечания о работе новой версии присылайте на notice@olimpiada.ru. Старая версия доступна по адресу info.olimpiada.ru
Cтатья

Александр Пиперски: «Участники лингвистической олимпиады – люди математического склада»

Только что закончился первый, онлайн-тур XLIV-й Московской традиционной олимпиады по лингвистике для учеников 8-11 классов. Обозреватель сайта «olimpiada.ru» побеседовал с Александром Пиперски, членом методических комиссий и оргкомитетов Московской традиционной и Международной олимпиад по лингвистике.

Только что закончился первый, онлайн-тур XLIV-й Московской традиционной олимпиады по лингвистике для учеников 8-11 классов. Следующие два очных тура пройдут 9 февраля и 2 марта. О том, какие задачи предлагают решить на такой олимпиаде, какими качествами нужно для этого обладать, а еще – почему сегодня так необходимы лингвисты, обозревателю сайта «olimpiada.ru» рассказывает Александр Пиперски – научный сотрудник Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, преподаватель кафедры компьютерной лингвистики Института лингвистики РГГУ, а еще - член задачной комиссии и оргкомитета Московской традиционной олимпиады по лингвистике, член задачной комиссии и оргкомитета Международной олимпиады по лингвистике.

 - Как построен заочный тур Олимпиады по лингвистике?

Александр Пиперски: Это шесть не очень сложных, лингвистических задач, которые проверяются компьютером. Участнику не нужно давать объяснений (на следующих очных этапах, когда каждую работу читают и обсуждают три человека). Задачи для заочного тура подбираются максимально формализуемые. Школьники вводят свои ответы, а у нас есть свои, заранее подготовленные. После компьютерной проверки, я, как человек, отвечающий за заочный тур, получаю список ответов для каждой задачи, которые дали школьники. И дополнительно отмечаю те из них, которые тоже являются правильными, но не были учтены компьютером (поставили запятую, и ответ формально не совпал).

- Какие задачи нужно решить на этом туре?

А.П.: Например, у нас есть задача про белорусскую орфографию. Про то, что в белорусском языке «о» пишется только под ударением, а без ударения на его месте пишется «а» (не как по-русски, где звучит «вада», но все равно пишется «о»). Задание такое: можете ли вы по написанию данного белорусского слова с уверенностью сказать, что ударение в нем падает на второй слог. Нужно написать «да» или «нет». Объяснения не нужны: слишком много участников. В этом году их было почти две тысячи.

- А сколько человек обычно попадает на первый очный тур?

А.П.: Как правило, на очный тур попадает человек 600 в Москве и человек 500-600 в Питере. В других городах у нас до раньше не было региональных площадок, но в прошлом году они появились в Вологде и в Екатеринбурге.

- А как построен очный тур?

А.П.: Очный тур длится 5-6 часов, в течение которых нужно решить пять обычных лингвистических задач. В первую очередь, они - на логику и на умение анализировать материал, с которым сталкиваешься впервые. Эти задания проверяют не знания иностранных языков, а умение логически мыслить, анализировать. И там уже надо писать все подробно, с объяснениями. То, что предлагается сделать участникам, можно сравнить с работой полевого лингвиста: приезжаешь ты куда-то, получаешь данные какого-то непонятного, незнакомого языка и тебе надо написать его грамматику.

Например, в задаче может быть 10 предложений на незнакомом языке с переводами на русский, и участнику олимпиады надо понять, как устроены эти предложения и написать как бы их мини-грамматику.

- Многие справляются с такими непростыми заданиями, и можно ли подготовиться к подобным испытаниям?

А.П.: Подготовка тут, конечно, не вредит. Понятно, что в школе предмета «лингвистика» нет, но есть какие-то кружки, и кто-то в них занимается. Так что, имея представления о лингвистических явлениях, решать эти задачи проще хотя бы потому, что понимаешь, что может, а чего – не может быть в языке. В каждой задаче есть некий лингвистический феномен, которого нет в русском или в других, привычных школьникам, языках. Например, если в каком-то языке различаются инклюзивные и эксклюзивные местоимения (типа «мы с вами» и «мы без вас»), это – интересная вещь. По-русски это не различается («мы пришли» может означать либо «мы с вами пришли», либо это – какая-то группа, отдельная от слушателя). Если школьник знал заранее что-то из того, что бывает в языках мира, то ему чуть проще. Но на самом деле, любую задачу можно решить, и ничего не зная. Они так составлены, чтобы разгадку можно было вывести из условия задачи.

- Какими способностями нужно обладать для того, чтобы решать такие задачи?

А.П.: В первую очередь – логическим мышлением. И аналитическим, конечно. Умением анализировать материал, который представлен. А еще – способностью отрешиться от предрассудков, от того, что задано структурой родного языка. Надо понимать, что если в русском языке стол – мужского рода, а окно – среднего, то это необязательно будет так же в другом языке.

- Насколько это близко к математическому способу мышления?

А.П.: Это очень близко: раньше эта олимпиада вообще называлась Олимпиадой по лингвистике и математике. На первых из них были и настоящие задачи по математике. Дело в том, что зарождение этой олимпиады связано с расцветом структурной математической лингвистики в СССР, когда казалось, что лингвистика – это такая область математики, в которой применимы точные методы (и это поможет сделать лингвистику настоящей строгой наукой). Сейчас связь лингвистики и математики уже менее ощутима. Видимо, все-таки дискретная математика не очень сильно помогает в лингвистике: точных определений тут дать невозможно. Но логикой лингвист обладать должен.

- А сколько участников остается после первого очного тура?

А.П.: После первого очного тура происходит еще один отсев. И на второй тур в Москве остается человек по 40-50 в каждом классе.

-Какие московские школы лучше готовят участников олимпиады по лингвистике?

А.П.: Это прежде всего разные математические школы. Не языковые, а именно математические, потому что навык аналитического обращения с материалом, логического мышления, видимо, лучше всего развит у учеников матшкол. Впрочем, одна задача из 11, которые в общей сложности нужно решить на двух турах, связана со знанием иностранных языков. Но остальные - именно на лингвистическое мышление.

- Олимпиада по лингвистике входит в перечень интеллектуальных состязаний, дающих льготы при поступлении в вузы. Но ведь школьного предмета «лингвистика» не существует?

А.П.: Да, это проблема. Каждый раз в муках определяется, к какому предмету отнести лингвистику. Обычно это либо «русский язык», либо «иностранный». В этом году лингвистика считается комплексом этих двух предметов. В позапрошлом году нашу олимпиаду причислили к третьему уровню, в прошлом был второй. Какой уровень будет в этом, мы не знаем, потому что нужно выполнять требования по количеству участников, региональному представительству и т.д. и уже от этого будет зависеть, что решат вузы. Если, например, ей присваивают третий уровень и считают ее олимпиадой по английскому языку, то олимпиад третьего уровня по этому предмету много. И потому победителям и призерам нашей олимпиады не предоставят хорошие льготы. А в прошлом году наша олимпиада получила второй уровень и засчитывалась по комплексу предметов. А других олимпиад по русскому языку второго уровня было всего две, соответственно и льготы были большие.

-Все ли победители и призеры вашей олимпиады становятся лингвистами, и куда вообще они поступают?

А.П.: Лингвистами становятся не все. Из-за того, что победители нашей олимпиады – люди математического склада, очень многие поступают, например, на мехмат МГУ, в Высшую школу экономики. Но есть и другие примеры, когда люди становятся лингвистами, филологами. И даже те, кто не поступил на лингвистические отделения, не теряют связей с олимпиадой. У нас есть математики, которые все равно продолжают участвовать в ее организации и в проверке задач.

- А можно сказать, кому нужны лингвисты в современной жизни? Существует ли утилитарное применение этих способностей (или лингвистика интересна только ученым)?

А.П.: Практического применения очень много. И в первую очередь это компьютерная лингвистика. Ведь мы хотим общаться с компьютерными устройствами максимально по-человечески. Еще 20 лет назад невозможно было представить себе, что можно ввести в поисковую систему какой-то запрос, и дальше компьютер просклоняет все слова в этом запросе, найдет синонимы. А если ввести запрос «Стихотворения Пушкина», обнаружится страница, на которой будет написано «А.С.Пушкин. Стихи». И нам кажется абсолютно тривиальным, что «Пушкина» и «Пушкин», «стихотворения» и «стихи» - это одно и тоже. Но для компьютера это разные строки символов, и объяснить ему, что это по сути совпадающие вещи, совсем непросто. Все это сделали люди, причем так, что мы этого сейчас даже не замечаем. Эта задача в общем решенная, но есть много нерешенных задач. Например,– автоматическое реферирование текста. Чтобы можно было взять текст и автоматически получить из него выжимку основного, самого ценного. Человек это может сделать легко, а компьютер пока нет.

Или, например, машинный перевод. Раньше считалось, что он должен быть построен по правилам, по которым человек анализирует текст, требующий перевода.

- Что это за правила?

А.П.: Мы получаем текст, анализируем его синтаксическую структуру, понимаем, где подлежащее, где – сказуемое, «пересчитываем» это на другой язык, применяя какие-то правила и получаем результат на выходе. Но оказалось, что системы, которые так работают, не достигают нужного качества. Поэтому машинный перевод пошел по другому пути. Продуктивней оказалось взять большое количество текстов, переведенных на разные языки (например, с русского на английский) и дальше для текста, который надо перевести, подыскивать подходящие куски в этих готовых массивах. Это то, что человек сделать не может. Так работает Google Translate – чисто статистическая модель. У нее тоже есть свои недостатки. Видимо, будущее лежит где-то посередине. И это тоже – область применения труда компьютерных лингвистов.

- А чем занимаются лингвисты-ученые?

А.П.: Это лингвистика, которая изучает язык с «большой буквы»: почему человек так говорит, почему структуры языков в общем похожи друг на друга (это область лингвистики, примыкающая к биологии – психолингвистика, нейролингвистика – как это все работает в нашем мозгу, исследования того, откуда взялся язык).

Еще одна важная область лингвистики – описание существующих в мире языков, которых примерно семь тысяч. С годами их становится меньше и меньше (глобализация). Их важно описать еще и потому, что это материал для общих, глобальных исследований, о которых я сказал выше. Если в мире останется три языка, сузится понимание того, как устроен язык вообще.

И, в-третьих, можно изучать свой родной язык. Это тоже очень важно.

-Куда можно поступать людям, которые хотят быть лингвистами?

А.П.: Собственно, в Москве есть три хороших места: Институт лингвистики РГГУ, филфак МГУ и НИУ ВШЭ (отделение лингвистики на филфаке).

P.S. А вот примеры задач, которые предлагают решить на Олимпиаде по лингвистике:

  1. Даны венгерские существительные и все их переводы на русский язык в перепутанном порядке:
    nyírfa, körte, almák, körtefa, nyírfák, alma, almafa.
    берёза, груша, яблоня, яблоко, берёзы, яблоки
    Задание. Установите правильные соответствия.
  2. Даны числительные языка башкарик (Пакистан): 12 – duodaš; 21 – akobīš; 54 – čorodašodubīš; 79 – ak kam čorbīš. Задание. Напишите на этом языке: 24, 39, 49.
  3. Одно из слов дверь, горсть, тень, лошадь, постель, кровать изменило в ходе истории свой род, однако некоторые следы того, что оно ранее было другого рода, в русском языке сохранились. Задание. Найдите это слово. Обоснуйте свой ответ.

Много задач есть на сайте «Элементы»: http://elementy.ru/problems?theme=25197

Беседовала Наталья Иванова-Гладильщикова

 

Комментариев пока нет. Выскажитесь первым