Впечатления и замечания о работе новой версии присылайте на notice@olimpiada.ru. Старая версия доступна по адресу info.olimpiada.ru
Интервью

Александр Буфетов: «Хороших математических школ стало больше»

Об особенностях 16-й Летней школы «Современная математика» и поэтических предпочтениях одарённых школьников рассказал Александр Игоревич Буфетов, доктор физико-математических наук, лауреат премии имени С. В. Ковалевской, профессор РАН.

Закончилась 16-я Летняя школа «Современная математика», которая проводится в Дубне с 2001 года Отделением математики Российской академии наук, Математическим институтом им. В. А. Стеклова РАН, Департаментом образования Москвы и Московским центром непрерывного математического образования. В течение почти двух недель школьники и студенты младших курсов принимают участие в лекциях и семинарах. Занятия в Дубне, уже не впервые, вел Александр Игоревич Буфетов (МИАН, ИППИ РАН, НИУ ВШЭ, CNRS, Москва и Марсель), который рассказал о том, в чём была особенность Летней школы этого года.

-​ Чем отличалась «Современная математика» в этом году от прежних Летних школ?

- В этом году был невероятный подъем. И по составу участников – школьников и студентов – и по набору курсов, и по общей атмосфере. Замечательную первую лекцию на школе дал впервые к нам приехавший Станислав Смирнов (лауреат Филдсовской премии – Н. И-Г)! Разумеется, ничего не могло бы выйти без Московского центра непрерывного математического образования, без многомесячной круглосуточной самоотверженной работы оргкомитета с Виталием Арнольдом во главе. Как говорил мой учитель театра Florent Masse, иногда - очень, очень редко - на спектакле зрители и актёры переживают “État de grâce » (состояние благодати – Н. И-Г). В этом году, по-моему, нам был дарован “État de grâce”.

- Как вы охарактеризуете школьников и студентов, которые приезжают в Дубну?

- По сравнению с тем временем, когда школьником был я, хороших математических школ стало существенно больше. В моё время лидировали четыре школы - Вторая, 43-я, 57-ая и школа Колмогорова. Всегда славилась (и теперь славится) питерская школа №239. Были ещё ребята из 7-ой и 91-ой (эти школы вскоре сошли с дистанции) и Химического лицея, дающего иногда отличных математиков.

C тех пор на сцену вышло несколько замечательных школ, среди которых - №1514, где работает одноклассник моего брата Женя Обухов, №179, школа «Интеллектуал», № 2007 в Южном Бутово, московская школа №1329 (в этом году оттуда – два победителя международной олимпиады). В школе №5 в Долгопрудном преподает федеральный профессор математики Роман Карасёв, у него блестящие ученики (22 года назад наша команда проиграла его команде «математический бой», так мы с Ромой и познакомились). Все эти школы представлены в Дубне, каждая из них дала нескольких человек очень высокого уровня.

- Раньше такого не бывало?

- Конечно, было. Однако этот год оказался фантастически «урожайным» на увлечённых ярких ребят…

- В Дубну ведь приезжают не только московские школьники?

- Здесь есть очень неприятный финансовый аспект - за московских школьников платит Москва, а за региональных кто платит? Тем не менее, традиционно приезжают несколько школьников и студентов из Петербурга (Лаборатория Чебышёва предоставляет им специальные стипендии, помогают не только они), а также студенты мехмата Южного федерального университета из Ростова-на-Дону. Студенты московских университетов, разумеется, не все москвичи - кто-то из Чебоксар, кто-то из Томска. По-моему, москвичей примерно половина. Конечно, хотелось бы, чтобы из регионов приезжали больше.

- В прежние годы в Дубне проходили поэтические и музыкальные вечера.

- Так было и на этот раз. Чувство подъема нашло выражение и в наших внеклассных мероприятиях. Мы традиционно проводим вечера стихов. Каждый не похож на другой. Несколько лет назад мальчик наизусть прочёл оду Ломоносова о стекле. Вечер прошлого года был очень «советским» - много звучал Маяковский (даже «Стихи о советском паспорте»). Всегда читают Есенина, в этом году - больше всех. Не знаю, почему, каждый год один из участников наизусть исполняет «Чёрного человека». Обычно это случалось ближе к началу вечера. В этом году я уже стал «волноваться»: вечер подходит к концу, а «Чёрного человека» всё нет. И тут встаёт юноша, который «исправляет» ситуацию.

Попытаюсь примерно сказать о том, что читают школьники и студенты. Гумилева всегда читают. Бальмонта давно читал один мальчик «Наш Царь - Мукден, наш Царь - Цусима» (чем вызвал возмущение Владимира Андреевича Успенского «Какое право имел он это читать?!»; я, впрочем, не согласен), однако, в целом, символистов не читают.

Почти никогда не читают Некрасова. Тютчева - почти никогда. Лермонтова - редко. Пушкина - почти никогда. Блока – редко. Цветаеву - пожалуй, читают. Бунина – никогда. Пастернака - обычно позднего, но не только. Довольно регулярно – обэриутов. Как видно, 20-ый век интересует гораздо больше, чем 19-ый. 18-ый иногда звучит, хотя в этом году и не было.

- Меняются ли с годами поэтические предпочтения школьников?

- Какие-то перемены происходят. В этом году прочли несколько военных стихотворений Симонова, раньше этого не было. Впервые прозвучал Бенедиктов (стихи о Москве). «Варвары» Кавафиса в переводе Шмакова! Кавафис звучал на наших вечерах впервые. Одена прочли.

Девушка прочитала «Лесного царя» Гёте в переводе Жуковского, и тут же юноша воспроизвёл его в оригинале. И сразу пошло: Шиллер, Рильке!

- И все знают языки?

- Да ещё как! Традиционно у нас читают по-английски, по-немецки и по-украински (обычно, как и в этом году, Шевченко, но не только). Я читал сонеты Шекспира. Немецких стихов звучало в этом году заметно больше, чем в прошлые. А один мальчик исполнил китайское четверостишие!

В этом году 125-летие Прокофьева, и у нас был музыкальный вечер памяти композитора. Мы слушали Второй концерт (посвящённый памяти Максимилиана Шмидтгофа) и Четвёртую симфонию (в редакции 1930-го года), созданную на музыкальном материале «Блудного сына», последнего балета Прокофьева для Дягилева. Любопытна параллель между заказами Дягилева и судьбой композитора: Дягилев заказывает «Стальной скок» (композитор сопротивлялся «советскому» заказу, о чём сам написал в дневнике) - и, при посредстве Болеслава Яворского, Прокофьев получает советское гражданство (плюс амнистию!). Дягилев заказывает «Блудного сына» - Прокофьев возвращается в Советский союз.

Участник школы говорит мне: недавно смотрел «Золушку». Спрашиваю: в Мариинском театре? Он отвечает: Нет, в Ла-Скала.

А что поделаешь, в Москве редко ставят балеты Прокофьева, и далеко не все.

-Вы сейчас приехали из Ярославля, с другой Летней школы. Она для школьников или для студентов и кто её проводит?

- Школа «Алгебра и геометрия», проводимая Высшей школой экономики совместно с Ярославским педагогическим университетом, рассчитана на студентов-старшекурсников, магистрантов и аспирантов, служа, таким образом, продолжением «Современной математики».

Ярославль -  город раннего детства Колмогорова, у Ильи Пророка стоит дом дедушки математика, где ещё раньше жил Фёдор Волков. Бессменный главный организатор - Алексей Иванович Зыкин, работающий сейчас во Французской Полинезии, в ИППИ РАН и в Высшей школе экономики.

Лекции читали, например, Андрей Юрьевич Окуньков и Laurent Lafforgue. Помимо математических обсуждений и переживаний, открытием для меня стал сам Ярославль - царственный, изумительный по красоте, полный молодёжи. Вместе с тем, горько поражает плачевное состояние памятников - например, фресок в церкви Вознесения на улице Свободы. Я не говорю уже о совершенно скандальном состоянии росписей Гурия Никитина в Крестовоздвиженском храме в Романове.

Мы не любим и не ценим наши памятники. Они никому не интересны: ни государству, ни церкви, ни обществу.

- На «Алгебру и геометрию» приезжают только студенты Вышки?

- Они составляют костяк школы, но есть ребята из разных регионов и из-за рубежа. Несколько человек приехало из Петербурга и из Ростова-на-Дону, был студент из Таганрога, из Киева, из Реховота, из Парижа. Студент Ecole polytechnique, приехавший к нам на семестр по обмену, прекрасно говорит по-русски и глубоко знает русскую музыку. Мы слушали первую симфонию Гавриила Попова, и когда я спросил, кому она уже знакома? - поднялись три руки - петербурженки, москвича и парижанина. Он рассказывал мне о Николае Борисовиче Обухове, которого, по его словам, во Франции называют «русским Messiaen’ом».

Молодая школа постепенно находит своё лицо. Например, в этом году, в первый раз, вместе с лекциями мы проводили семинары, менее формальные, после ужина. Мой семинар был о мерах Пальма точечных процессов. Получилось весьма живо! Думаю, что это продолжится.

Очень хочется надеяться, что замечательно одарённые, превосходно образованные школьники и студенты, приезжающие уже шестнадцатый год в Дубну и шестой в Ярославль, сумеют свой блестящий потенциал реализовать в отечестве нашем. 

Беседовала Наталья Иванова-Гладильщикова

Комментариев пока нет. Выскажитесь первым