Старая версия доступна по адресу info.olimpiada.ru
Интервью

«Я вообще не планировала выигрывать»: история первой незрячей победительницы Всероссийской олимпиады по немецкому языку

Десятиклассница Элизабет Пфанненшмидт – полиглот: она говорит на трех иностранных языках, читает книги в оригинале, участвует в соревнованиях. В этом году она стала победительницей в финале Всероссийской олимпиады по немецкому, призером – на заключительном этапе по французскому и на региональном – по английскому. Вот ее рассказ — о языковой полифонии, сложностях при подготовке и ярких моментах олимпиады.
Ксения Донская 18 мая 2021
 Английский язык Немецкий языки еще 1 предмет

...о начале занятий

Немецкий я выучила одновременно с русским, потому что у меня папа – немец. По сути, этот язык для меня не иностранный. До пяти лет я говорила с мамой по-русски, а с папой – по-немецки. Но я скорее не билингва, а полубилингва, потому что с папой мы уже давно не живем.

Лиза Пфанненшмидт

Следующим моим языком стал английский: его я учила в детском клубе прямо в нашем доме. Правда, на этих занятиях мне было скучно: как только приходил новый ребенок, всю программу начинали сначала. Тогда я изъявила желание заниматься с репетитором.

Французский появился, когда мне было десять: я послушала по «Детскому радио» программу «Поговорим по-французски» и влюбилась. Мне очень понравились песенки в эфире. К тому же, я с детства слушаю французский шансон, потому что мама любит ретро. Этим языком я тоже начала заниматься с репетитором. Никаких особых сложностей с ним не было, произношение далось легко, даже учительница удивилась.

Большая часть букв французского, английского и немецкого алфавита совпадают, соответственно, и на шрифте Брайля они пишутся одинаково. Но во французском и немецком есть дополнительные буквы и знаки, для них используются свои обозначения.

Поскольку с компьютером я пока на «Вы», на занятиях преподаватели мне читают тексты либо заранее высылают на почту – тогда я могу их прочитать через говорящую программу. В университете мне, наверное, нужно будет все же освоить компьютер – к нему можно подключить брайлевский дисплей, чтобы читать по системе Брайля. Но пока я, в основном, пользуюсь телефоном, мне так удобнее. Хотя и понимаю, что в университете это не вариант, потому что тогда никто не сможет контролировать, что я делаю.

…о любви к языкам

Немецкий, французский и английский я люблю одинаково. Языки мне нравятся, потому что на них можно говорить с другими людьми и потому что они живые – несут в себе культуру народа. Я люблю учить новые слова: каждое из них имеет свой оттенок. Здорово, когда встречаешь в тексте слова, которые только что выучил, и понимаешь, что учил их не зря. То есть, и так понятно, что не зря, но когда они на тебя из текста «смотрят», это так классно. А еще классно разговаривать, классно читать литературу. Я только в оригинале книги и читаю, если, конечно, нахожу. На французском мне очень нравится Жюль Верн, еще я обожаю «Маленького принца». Уровень английского мне поднял «Гарри Поттер». Я прочитала в оригинале все части, кроме восьмой – «Гарри Поттер и проклятое дитя». Начала ее, но это такой ужас, что я ее и за часть не считаю.

Я пишу стихи на русском, но однажды проиграла пари однокласснику и пришлось выполнить его желание: придумать стихотворение на тему «Мой лучший друг» и перевести его на все языки, которые знаю. Раньше я не писала на английском, немецком, французском, а когда попробовала, очень удивилась: «Надо же, получается!»

Общения с носителями у меня пока было немного. Как-то мы классом ездили в РГСУ, там были франкофоны, я с ними заговорила, и они очень удивились: у нас ведь в школе нет французского. А у меня от этой возможности пообщаться на языке была просто эйфория, хотелось кричать от счастья, но в тот момент я, конечно, сдержалась. Потом уже, в классе, порадовалась. И по-английски мне там тоже удалось поговорить. В РГСУ мы собрались для презентации проектов «Мой идеальный кампус», и я делала доклад на английском, рассказывала, как сделать студгородок удобнее для незрячих учащихся. Например, можно было бы поставить звуковые светофоры, которые дают сигнал, когда переходить дорогу, важны бордюры – чтобы у нас были ориентиры, когда мы идем с тростью.

Лиза на презентации проекта в РГСУ

В странах, где говорят на иностранных языках, которые я знаю, я была, но особенно там ни с кем не общалась. Таких поездок, чтобы прямо погрузиться в языковую среду, у меня пока не было. Но я бы хотела.

…об олимпиадах

Участвовать в олимпиадах я начала в 4 классе, но тогда пошла на окружающий мир. Мне понравилось, и я начала ходить на соревнования по английскому. Правда, на первом школьном этапе – в шестом классе – набрала баллов 17 из 50 с чем-то, так себе результат. Надо было привыкнуть к форме заданий. И тут мне очень помогли международные экзамены на уровень языков – задания там часто аналогичны тем, которые встречаются на олимпиадах.

Первая значимая для меня победа на олимпиаде, наверное, была, когда я прошла на муниципальный этап по английскому в восьмом классе.

На немецкий я впервые пошла в прошлом году. Причем изначально даже не планировала: это сотрудница отдела инклюзивных проектов Центра педагогического мастерства Елена Горелик предложила мне поучаствовать. Я подумала: «Ну ладно, терять мне нечего. Дойду до муниципального этапа, и хватит. Дальше уже просто не доползу». В итоге я тогда дошла до финала, но его отменили из-за коронавируса.

В этом году я пошла еще и на французский. Тоже не думала, что попаду в финал, казалось, что остановлюсь где-нибудь на региональном этапе.

…о подготовке

Перед олимпиадами я продолжала заниматься со своими преподавателями, но это была не целенаправленная подготовка, а обычные занятия. Еще я занималась на дистанционных курсах Центра педагогического мастерства по французскому, а по немецкому нас готовили тренеры команды Москвы. Единственным неудобством для меня были задания, которые присылали не в текстовых документах, а в виде картинок. Картинки не читаются функцией проговаривания текста, поэтому я прогоняла их через приложение для перевода изображения в текст, но получалось не всегда. Тогда я использовала приложение, которое называется «Моя мама» (смеется). Еще мама помогала мне разбирать задания с диаграммами, без нее я бы с ними не справилась.

Мы читаем и пишем раза в полтора-два медленнее, чем зрячие. Поэтому я просила преподавателей высылать мне задания заранее, чтобы я успевала все сделать. А на самих занятиях уже только перепроверяла.

Готовиться самостоятельно я начала дня за три до соревнований. Не могу сказать, что была настолько уверена в своих силах. Скорее мне кажется, что олимпиады – это не самое главное в жизни. Мне нравится соревноваться, но даже если проиграл, ничего страшного в этом нет – в любом случае получаешь новые знания.

Мой брат два года назад стал призером на заключительном этапе всероса по немецкому, поэтому он мне, конечно, давал советы по поводу соревнований. На всякий случай сразу предупредил, чтобы я ни на что сильно не надеялась, – чтобы уберечь меня от разочарований. Еще он помогал мне подготовиться к устному туру, мы с ним разговаривали. Немецкого у него сейчас достаточно – он учится в Венском университете сразу на двух факультетах: экономическом и философском.

…о финалах по французскому и немецкому

На финальном этапе я писала туры отдельно от других участников. Задания были напечатаны шрифтом Брайля, вместе со мной в классе сидел член жюри, я ему говорила ответы, и он переносил их в бланк. То есть, у меня был черновик, и я с него считывала. Если бы возможности надиктовывать не было, то пришлось бы сразу писать на чистовик, а значит, писать медленнее, чтобы ничего не исправлять. Когда попадались сложные слова, меня просили продиктовать их по буквам, чтобы проверить, как у меня дела с орфографией. И конечно, все это было под присмотром камер.

Лиза в финале Всероссийской олимпиады по французскому языку

Было бы хорошо, если бы в правилах проведения олимпиад прописали, что нам нужно дополнительное время. На международных экзаменах, например, это обычная практика: когда я сдавала кембриджский экзамен, писала его в два раза дольше, чем остальные участники.

Второй тур по языкам – устный. На французском нам давали картинки и нужно было выбрать, какая из них лучше подходит для иллюстрации статьи, и аргументировать свое мнение. Картинки мне, конечно, описывали на русском. Тут с меня сняли один балл – посчитали, что моих доказательств недостаточно. А в остальном жюри все очень даже понравилось.

Устный тур по немецкому проходит в форме ток-шоу. Накануне я подумала: «Наверняка должна всплыть учеба на дистанционке, ведь на французском же всплыла». И действительно, именно эту тему выбрали для обсуждения. Мы работали группами по 4-5 человек. Конкурировать внутри группы никому не выгодно: за взаимодействие в команде баллы дают всем. Поэтому у нас все было спокойно. На подготовку нам дали 45 минут, потом была презентация. Мы распределили роли: ведущий, учительница, ученица, политик и мама. Я была мамой, которой дистанционка очень нравится. Я сама на все сто против дистанционного обучения, но кого-то играть надо было, а у меня очень хорошо получаются ненормальные (смеется). Это все уже давно поняли: на региональном этапе я играла экоактивистку, которая думает, что общество хочет ее убить, и поэтому живет в лесу. А тут моей героине нравится, что дети учатся дома, потому что так она может «оценивать учителей, смотреть, хороши они или нет». Еще я говорила, что дистанционное обучение полезно для планеты, потому что никто никуда не ездит, а значит, не выбрасывается углекислый газ в атмосферу. Хоть что-то правдивое сказала! В результате за устный тур мне поставили максимальный балл. Правда, я думаю, что надо было дать его не мне, а ведущему: мы даже не успели отрепетировать выступление, поэтому если бы он нас не вытягивал, мы бы просто утонули. Если бы я могла, поменялась бы с этим мальчиком баллами за милую душу.

Когда оказалось, что я стала призером по французскому, я не могла в это поверить. Примерно то же произошло с немецким: я вообще не планировала выигрывать! Конечно, после французского у меня закралась мысль, что «наверное, призерчиком я все-таки стану». Но не победителем же! Победителем даже мой брат не становился. Поэтому конечно, я очень удивилась.

…о будущем

Я хочу связать жизнь с языками. Многие советуют пойти на переводчика, но мне это занятие кажется скучным: все эти деловые конференции – просто не мое. Я мечтаю стать учителем иностранных языков в школе. Мне нравится объяснять, как все устроено, к тому же, я бы хотела учить немножко не так, как учат нас: ведь на уроках можно поговорить, попеть, стихи почитать. Сейчас в школе ученикам не хватает разговорной практики, и мне кажется, что тут на языке можно здорово покреативить! Но для этого нужно, чтобы классы были маленькие, как у нас в школе. Не по 30 человек.

Я всегда думала, что учиться поеду за границу. Но во время карантина посидела дома и поняла, что если уеду и не буду видеть друзей, то у меня, может, даже депрессия начнется. Поэтому поступать думаю все-таки здесь, а в зарубежных вузах можно учиться на дистанционке. Зато останусь в знакомой обстановке. И потом здесь удобнее, потому что можно каждый день обнимать маму.

P. S.

Хочу сказать большое спасибо всем, кто мне помог, и конечно, моей школе. У нас классные учителя, они всегда нас подбадривают, мотивируют участвовать в разных соревнованиях, поддерживают во время подготовки. Я очень рада, что смогла так представить свою школу, отблагодарить ее за все, что она для меня делала, делает и сделает в будущем.

1 комментарий