Старая версия доступна по адресу info.olimpiada.ru
Интервью

«Мы любим тех, кто задает вопросы»: интервью с главным тренером сборной Москвы по географии Александром Самойловым

Олимпиады по географии, пожалуй, можно назвать одними из самых сложных: никогда не знаешь, нужно ли тебе будет высчитывать расстояния, вспоминать историю освоения Арктики или разбираться в том, что за прибор перед тобой и как с ним работать. Зато и перспективы этот предмет открывает обширные: тут и экспедиции в самые интересные уголки мира, и престижная работа в нефтегазовых компаниях, и даже, может быть, возможность спасти Землю от глобального потепления и стать супергероем. О том, как подготовиться к загадочному полевому туру, чем поход географов отличается от похода простых смертных и зачем вообще учить географию, когда есть интернет, рассказывает главный тренер сборной Москвы Александр Самойлов.
Ксения Донская 3 декабря 2019
 География

Начну, наверное, с немного варварского вопроса: сегодня у всех есть телефоны с навигаторами, и если человек не собирается связывать свою жизнь с географией, зачем ему ее изучать?

Далеко не каждый школьник, который владеет крутым телефоном, использует его преимущества: не все могут разобраться с навигацией, привязать свое местоположение к картографическому пространству, определить кратчайший маршрут. Да что там, даже просто найти нужную информацию не все могут! Скажем, на уроке по истории географических открытий у нас была ребус-викторина, и я разрешил ученикам пользоваться интернетом. Тем не менее, ансамбль оценок в классе был от троек до пятерок.

Александр Борисович Самойлов

География помогает с общим культурным развитием. Это комплексный предмет, он дает возможность оперировать знаниями и территорией, это очень важно, потому что у современных школьников часто большая проблема с пространственным мышлением. Дети сейчас не так часто играют в какие-то «объемные» игры на улице, поэтому и ориентироваться им сложнее.

Также география связана с огромным количеством других предметов: с биологией, физикой, химией, с обществознанием – социально-экономическая география рассматривает вопросы населения, религии, урбанистики. С историей – ведь мы, например, изучаем географические открытия, освоение территорий; с техникой и технологией – в 9-10 классе рассматриваются отрасли мирового хозяйства, и тут опять же можно узнать не только о том, где какой металл производится, но и каким образом. Поэтому при энтузиазме учителя этот предмет помогает открыть глаза на многие вопросы.

Получается, география дает более четкое восприятие окружающего?

Однозначно, смотришь на мир и понимаешь, что и почему в нем происходит. Сейчас, например, много разговоров о геополитике, различных конфликтах, и это опять же предмет изучения географии: на уроках вы вместе с детьми можете на эту тему подискутировать.

Одна из первых ассоциаций с географами – это, пожалуй, походы. Интересно было бы узнать, могут ли серьезно заниматься этой наукой ребята с не самым крепким здоровьем?

География впитает всех! Многие открытия люди совершали сидя за столом и глядя на карту. Проблема в другом: например, на географическом факультете МГУ существует список болезней, по которым университет дает отвод от поступления. Их там около 40, туда входят, например, сильные проблемы со зрением или астма. Хотя некоторые просто скрывают эти болезни при поступлении и все равно учатся.

А работать с этим, в принципе, можно?

Конечно, есть ведь разные специальности. Например, в педагогический вуз берут всех, причем даже на направление «Общая география», которое никакого отношения к преподавательской деятельности не имеет: его выпускники становятся географами широкого профиля.

С другой стороны, какой географ без похода? Те же самые студенты МГУ проходят двухмесячную практику на базе в Сатино Калужской области. Живут в полуполевых условиях, в любую погоду выходят на исследования почв, реки, климата. Поэтому здоровье тут все равно нужно. Даже кабинетному человеку, который работает со статистикой и базами данных, все же желательно иметь представление о районах, которые он изучает. Поэтому в рамках занятий в Центре педагогического мастерства мы с Максимом Сергеевичем Соловьевым организуем выходы детей на природу. Мы уже побывали в Хибинах, покорили самую высокую точку Урала – гору Народную, два года подряд ездили на Кавказ: один раз у нас был поход по горным хребтам и «голубому ожерелью Архыза» – так называют кольцо высокогорных озер, а в этом году мы были в Теберде, потом совершили переход в Архыз. Насмотрелись, налазились, наелись, намерзлись: в какой-то день температура ночью упала до −5 – −6 градусов, во всех наших кружках-мисках замерзла вода, народ проснулся и все были в шоке. Но несмотря на все сложности, ни разу никто не сказал: «Все, я не хочу дальше идти».

Походы географов отличаются от походов негеографов?

Конечно! Когда у тебя 15 голодных до географии детей, они тебя разрывают на части: а это что, а это как, а почему на одном склоне хвойный лес, а на другом – степь? Ты, естественно, парируешь, говоришь, что с их уровнем знаний они уже могут сами разобраться, поэтому «давайте рассуждать». Постепенно они тоже начинают понимать, что происходит в природе. Естественно, на какие-то вещи я сам обращаю внимание: «Посмотрите, тут лоток схода лавины, обратите внимание, какие тут растут деревья – нет хвойных, березняк весь кривой, преобладают травянистые сообщества». Или, например, мы стоим на берегу реки, которая берет начало от ледника, и можем заметить, что минимальный уровень воды в ней утром, потому что ночью было холодно и лед не таял, а максимальный – в 14-15 часов, когда солнце. Ребята видят, как речка из небольшого ручейка превращается в бурный поток, а потом вновь становится ручейком.

Ученики в походе

Раз мы заговорили о голодных до географии школьниках, давайте к олимпиадам по географии перейдем. Насколько они популярны, если сравнивать с другими предметами?

Дело в том, что сама география в школе непопулярна: в 11 классе ее нет, ЕГЭ по этому предмету требуется для поступления в очень небольшое количество вузов, в Москве его сдает около тысячи человек. Поэтому и на олимпиадах по географии количество участников на всех этапах ниже, чем на соревнованиях по другим предметам.

Считается, что география – достаточно сложный предмет, поскольку охватывает огромный объем знаний, и пока разрешается пользоваться атласами, дети еще могут себя проявить, а в старших классах участников крайне мало. Например, на региональном этапе в прошлом году у нас было чуть больше 700 человек, причем половина из них – девятиклассники. Их уровень, конечно, гораздо ниже, чем у 10-11 классов. На заключительном этапе в прошлом году от Москвы участвовали 59 человек, из них 21 девятиклассник, а раньше их было всего один-два.

Далеко не всегда отличник будет хорошим географом: он может выучить что-то, хорошо работать по алгоритму, но в географии нужно мыслить нестандартно, применять свои знания в новой среде

Наверное, в 10-11 классе на олимпиаду по географии приходят только самые мотивированные?

Не совсем. Ребят, у кого вся семья – географы, и которые сами мечтают ими стать, единицы. Кому-то в детстве родители повесили карту над кроватью, кто-то сам что-то читал, так появился интерес. Хотелось бы, чтобы учителя в школе прививали любовь к географии. К сожалению, часто они просто сами выбирают какого-нибудь отличника или хорошиста, настаивают, чтобы он поучаствовал в олимпиаде. Но ведь если он отличник, не факт, что ему вообще география нравится, у него просто по всем предметам пятерки. Да и далеко не всегда отличник будет хорошим географом: он может выучить что-то, хорошо работать по алгоритму, но в географии нужно мыслить нестандартно, применять свои знания в новой среде. Для многих отличников шаг влево – шаг вправо – уже катастрофа. Они не знают, что делать в непривычной ситуации, у них начинается паника: как это они, отличники, не могут с чем-то справиться, это их еще больше стопорит. А ученики, которые не обременены такой ответственностью, но имеют какой-то житейский опыт, что-то где-то слышали или читали, смотрели какие-то передачи, могут ответить на эти же вопросы гораздо лучше.

Обычно учителя недолюбливают троечников, которые даже домашнее задание не делают, но на уроке могут задать каверзный вопрос, на который сложно ответить. А мы, наоборот, любим тех, кто задает вопросы и ищет необычный подход, потому что многие задачи нужно решать не методично, с начала, а с конца или с середины, например.

Кажется, при словосочетании «задачи по географии» у многих перед глазами встает контурная карта и список стран и столиц. А какие они на самом деле?

Контурные карты – это устаревший штамп. Сейчас по закону школы должны предоставлять детям учебно-методические материалы, а карты – это практически одноразовый компонент образования, так что работа с ними, по большей части, ушла в историю. Многие учителя используют на уроках электронные доски и выводят карты на экран.

Задачи по географии очень разные. Мы стараемся уходить от тестовых заданий, так как считаем, что на олимпиаде нужно смотреть, как школьник мыслит: как он находит причинно-следственные связи, может ли объяснить свой выбор. У нас, например, есть задание – так называемая «белая ворона», которое именно на это и направлено: из списка – обычно это пять объектов или явлений, нужно выбрать одно лишнее, объяснить, чем ты руководствовался, и предложить свой вариант вместо выбывшего.

Еще есть задачи, в которых нужно узнать географические объекты по описанию, в нем могут быть пропущены ключевые слова, также к нему могут прилагаться вопросы. Например, мы даем описание и говорим: определите субъект Российской Федерации, о котором идет речь, назовите его столицу, народы, которые его населяют, полезные ископаемые, которые тут добываются, основные отрасли хозяйства и так далее.

Участник московской сборной на финале Всероссийской олимпиады

Другие задачи связаны с анализом таблиц, графиков, рисунков. Например, ученику дается климатограмма – диаграмма, на которой отражаются изменения температуры и осадков в течение года. По ней ему нужно определить климатический пояс и тип климата. Аналогичные задания могут быть с гидрографами, которые показывают расход воды в течение года. От детей требуется определить, для какой территории характерен данный гидрограф, какие реки могут ему соответствовать, и объяснить, почему, скажем, расход воды больше зимой, чем летом.

Отдельный блок – это задания на умение работать с топографической картой. Участники должны уметь определять масштабы карт, координаты географических объектов, азимуты, узнавать территорию по каким-то отмеченным объектам.

Ребята, которые участвуют в олимпиадах по разным предметам, часто говорят, что задачи по географии «ну саааамые сложные». Потому что они все разные и подготовиться очень трудно. Например, мы готовимся к региональному этапу и у нас нет никаких ограничений, спросить могут все, что угодно: от истории географических открытий до политической географии. И карту выучить полностью тоже нельзя. Мы стараемся давать ребятам самые важные объекты и рассказывать о них, чтобы для участников это была не просто точка на карте, а чтобы они знали какие-то факты об этом месте: например, это – крайняя северная точка России, или тут погиб такой-то известный путешественник.

А как проходит полевой тур и подготовка к нему?

К сожалению, несмотря на название, на полевом туре только 3-4 задания действительно практические, а остальные ничем не отличаются от обычных задач, которые вполне можно решить в аудитории: например, рассчитать, сколько времени пешеход тратит на дорогу из пункта А в пункт Б, либо ответить, какой великий человек изображен на этом портрете. Заданий, когда вас просят провести описание почвенного шурфа (не очень глубокая полость в земле, делается при разведке полезных ископаемых и при геологических исследованиях – Прим. ред.) или снять показания метеоприборов и что-то по ним рассчитать, мало.

При подготовке мы, сборная Москвы, изучаем полевые виды работ, проводим занятия с GPS-приемниками, учимся с их помощью определять координаты, высотные точки, прокладывать трек. Занимаемся ориентированием по компасу, определением азимута и расстояний. Знакомимся с горными породами и минералами – бывает, на олимпиаде нужно определить их по внешнему виду и описать их свойства. Изучаем территорию, на которой будет проводиться заключительный этап, знакомимся с особенностями растительности, потому что на полевом туре могут быть вопросы по деревьям и цветущим растениям – маркерам данной природной зоны. Изучаем местную специфику: историю формирования данной территории, известных людей, исторические события, связанные с этими местами, особенности промышленности – что здесь развивается, какие предприятия есть. Изучаем почвы, учимся определять их тип, проводить описание. Аналогичная работа связана с внутренними водами: учимся определять скорость течения, расход воды в реке. Плюс какие-то общие расчетные задачи делаем, потому что, возможно, ребятам понадобится рассчитать угол падения солнечных лучей или высоту солнца над уровнем горизонта. Работаем с метеоприборами, барометром, термометрами, психрометрами (приборы для измерения температуры и влажности воздуха, – Прим. ред.), анемометрами (прибор для измерения скорости движения газов – Прим. ред.) и так далее. Это полезно, потому что на олимпиаде может быть задание: «Определите, что это за прибор, что он измеряет, в каких единицах». Например, в прошлом году мы работали с эклиметром, и ребятам на полевом туре как раз он и попался. И многие с этим заданием справились.

Что такое эклиметр?

Это такой геодезический прибор для измерения вертикальных углов, с его помощью рассчитывается крутизна склона.

Финалисты Всероссийской олимпиады по географии на полевом туре

А где вы готовитесь именно к полевым заданиям?

Либо у нас на территории ЦПМ, либо выезжаем на практику. Например, недавно у нас был выезд, полностью посвященный практической деятельности. И, конечно, накануне олимпиады тоже проводятся сборы.

Расскажите про выезд! Где вы были, чем занимались?

Мы ездили в Одинцовский район, в пансионат «Университетский», провели там целую неделю. Мы постарались сделать с ребятами большую практику, как со студентами. Сначала проводили микроклиматические наблюдения, и они каждые три часа побригадно выходили снимать показания метеорологических приборов, причем и в полночь, и в три часа ночи, и в шесть утра. Через четыре дня, когда каждый поработал с приборами и все всё научились измерять, мы занялись микроклиматическими наблюдениями в четырех разных условиях: на болоте, в пойме реки и в разных типах леса. Дети снимали показания, сравнивали их и пытались объяснить, почему, например, в одном случае давление или влажность выше, чем в другом.

Параллельно мы занимались ориентированием, ребята учились работать с компасом, строили по итогам глазомерной съемки план базы, на которой находились. Мы проводили измерения высот на данной территории с помощью нивелира и ватерпасовки, использовали GPS-приемники, и в результате построили поперечный профиль междуречного пространства от долины Москвы-реки длиной почти 2 километра. Также ребята проводили геоботанические описания болота, речной поймы, леса, копали почвенные шурфы, описывали слои. И потом мы на построенный профиль наложили данные геоботанических, почвенных, микроклиматических исследований, получился некий проект по этому участку.

Некоторые после сборов решили, что не хотят быть географами-полевиками, потому что это тяжело и неудобно, а вот в учителя географии они бы с радостью пошли

То есть, бумажная карта, на которой отображены все ваши результаты исследований?

Да. Плюс к нам приезжал молодой человек с дроном. Он запустил его минут на десять, потом час работы за компьютером – и карта данного участка появляется на экране. Правда, часть объектов на ней нужно было дешифровать: посмотреть, где, например, не отобразилась линия передач или дорожка, потому что их сверху не видно из-за крон, и нанести данные на карту.

Все ли дети готовы к такой работе в поле?

Нет, многие привыкают к тому, что сборы – это теоретические лекции, а тут нужно выходить на улицу вне зависимости от погоды, стоять или сидеть в неудобных позах, записывать показания. У нас в день проводилось три пары на улице по полтора часа – не всех такое радует. Потом надо обрабатывать результаты исследований, заполнять таблицы, создавать карту - часто наши занятия затягивались допоздна. Поэтому работа очень напряженная, зато многие сказали, что поняли ее специфику. Некоторые после сборов решили, что не хотят быть географами-полевиками, потому что это тяжело и неудобно, а вот в учителя географии они бы с радостью пошли. Кто-то сделал вывод, что физгеография им не особо интересна, больше привлекает экономгеография или социальная география. Вообще я думаю, что любое погружение в профессиональную деятельность – это полезно для определения себя: что я хочу, что я могу, что у меня получается.

Кем становятся ребята, которые успешно выступают на олимпиадах? Чем занимаются, помимо науки?

Во-первых, далеко не все рассматривают географию как свое призвание, для некоторых она остается на уровне хобби. Например, Коля Рослов, двукратный победитель Всероссийской олимпиады школьников в 2011 и 2012 году, стал инженером, работает в военно-промышленном комплексе, никаких проблем у него нет. Были ребята-призеры, которые шли на лингвистику, на биологию, в медицину.

А если говорить именно о тех, кто связан с географией и при этом не идет в науку, то они стремятся получить прикладную специальность. Например, можно заниматься криолитологией – наукой о многолетней мерзлоте, и получить специальность инженера-мерзлотоведа. Они востребованы при добыче полезных ископаемых, в нефтегазовом секторе, который в основном и сосредоточен в зоне многолетней мерзлоты – в Западной Сибири, Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономном округах, на севере Красноярского края, в Якутии. Кто-то идет в гляциологи – специалисты этой профессии изучают ледники и их деградацию: тают они или нет.

Наверное, они сейчас востребованы – тема очень активно обсуждается.

Да, выделяются научные гранты, проводятся экспедиции на север, на острова Северного Ледовитого океана и горные территории. Но это все же скорее относится к фундаментальной науке.

Те, кто учится на направлении метеорологии и климатологии, работают в системе метеослужб, например, при аэропортах, портовых хозяйствах, военных организациях, а также в крупных метеорологических центрах. Они также занимаются фундаментальными исследованиями: об изменениях климата сейчас тоже говорится много, несколько лет назад группа ученых даже получила Нобелевскую премию за исследования в области глобального потепления, так что эта тема очень популярна. И наши ребята, которые ею занимаются, уже исколесили всю Арктику от Канадского Арктического архипелага до острова Врангеля.

Гидрологи изучают водоемы, их возможности, работают на гидрологических постах, проводят наблюдения во время половодья, занимаются проектированием гидротехнических сооружений. Они могут работать и в МЧС – там также нужно оценивать паводковую ситуацию, прогнозировать неблагоприятные явления.

Картографы, понятно, занимаются созданием карт: мы все пользуемся Гугл-картами или Яндекс-картами, над их созданием работают выпускники МГУ и Московского государственного университета геодезии и картографии. Тут опять же идет работа с системой ГЛОНАСС, с GPS.

Экономическая география – это умение прогнозировать и анализировать процессы, которые происходят внутри страны как в экономике, так и в социальной сфере. Ребята, которые учатся на этом направлении, впоследствии работают в министерствах, занимаются анализом рынка, маркетинговыми исследованиями.

Еще есть педагогическое направление, здесь работа достаточно творческая, интересная, но это, опять же, не для всех. И зарплаты сегодня в школе неплохие, даже начинающим специалистам платят значительно больше, чем начинающим сотрудникам НИИ.

Есть ли среди ваших знакомых олимпиадников те, кого сегодня можно назвать успешными в профессиональной жизни?

Успех напрямую зависит от тебя самого. Ребята, которые были в 2011-2013 годах в составе сборной Москвы, сегодня уже окончили вузы. Во время учебы они постоянно участвовали в каких-то конференциях, ездили в разные города выступать, представляли свои проекты, хорошо защищали курсовики, показывали себя. Теперь они оказались в аналитических центрах – при правительстве Российской Федерации и при правительстве Москвы. Кто-то занимается развитием транспортной системы Москвы, развитием новых территорий, урбанистикой. Это, кстати, очень востребованное направление, Высшая школа экономики даже открыла в этом году бакалавриат и магистратуру по урбанистике, а в следующем они планируют начать набор на географический факультет.

Масса примеров, когда наши олимпиадники становятся хорошими специалистами: например, Миша Варенцов сейчас интересный аспирант-метеоролог, перспективный, занимается проблемой климата северных городов, объездил весь север вместе со своим научным руководителем. Вася Толманов занимается исследованием вечной мерзлоты, тоже попал в струю и выступает на международных конференциях, занимается исследованиями криолитологии.

Какие олимпиады вы бы посоветовали ребятам, которые увлекаются географией? На что, кроме всероса, стоит обратить внимание?

Нужно однозначно принимать участие во всех возможных соревнованиях. Всероссийская олимпиада школьников – это всего лишь одна из олимпиад, у нее своя специфика. Если вы будете смотреть задания других олимпиад, то увидите, что у каждой свое лицо: это и Московская олимпиада школьников, и «Ломоносов», и «Покори Воробьевы горы», и Герценовская олимпиада. Сейчас есть олимпиада Пермского университета – «Юные таланты», в этом году появилась олимпиада Томского государственного университета. В пяти-шести олимпиадах можно принимать участие спокойно. Также стоит обращать внимание на конкурсы: проходят географические и этнографические диктанты, соревнования географических проектов, которые проводят вузы. В конце концов, можно посещать лекции Университетских суббот, ходить по естественно-научным музеям, в Москве их множество: музей воды, леса, почвоведения, Минералогический музей, прекрасный Дарвиновский музей, Палеонтологический, Антропологический музеи. Так что тут есть, куда приложить свои усилия, есть, что посмотреть, чтобы получить какие-то дополнительные знания.


Отборочный этап Московской олимпиады по географии стартует 12 декабря для всех желающих школьников из 5-11 классов – не пропустите!

Комментариев пока нет. Выскажитесь первым